Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

горечь

(no subject)

Ах, какой сюжет придумала чудесная allanne после размышлений об О. Генри! И не только придумала, но даже сама написала начало рассказа. Так что нижеследующее - плод ее сказочной фантазии.

Жизнь - всего лишь случайное стечение обстоятельств. Всё остальное - чувства, сомнения, вздохи при луне - это люди. Человеческий фактор, и только он, заставляет одних быть счастливыми, других - страдать. Вот и вся "се ля ви", как говорят недальновидные французы. Впрочем, в этом мире всё так тесно переплетено между собой, что уже не разобрать, что карниз, а что кошка, идущая по нему.

Сэмюель Стивенсон давно перестал ощущать разницу между жизнью той и этой, нынешней. Смирился и привык. Если вы вдруг начинаете стремительно падать вниз в бесконечность, то однажды непременно решите, что падение - естественное состояние, а сами вы - Алиса, достающая с полок туннеля баночки с вареньем, дабы хоть как-то разнообразить свое путешествие. Путешествие, в котором вы теряете имя, семью, дом, работу - всё то, что представлялось вам когда-то значительным и ценным.
Именно в этой точке отсчёта бесконечности Сэмюель Стивенсон имел неосторожность оказаться героем нашего повествования.

Каждое утро Сэм, 60-летний сгорбленный старик, по совместительству - бродяга, к которому всякий благополучный гражданин испытывает неприятную смесь сострадания и брезгливости, выходил на улицы Нью-Йорка. За последние тридцать с лишним лет в своём деле он стал профессионалом. Смешно даже подумать, ведь само общество отказало ему в востребованности, пинком вытолкнув за ворота добропорядочности. В отместку за оказанную любезность, Сэм методично и регулярно очищал карманы дорогих брюк и пиджаков, поддерживая устоявшееся хрупкое равновесие обмена денежных знаков и обмена веществ собственного желудка.
Но не подумайте, что Сэм оббирал всех без разбору и не спешите проскользнуть мимо, прикрыв карман газетой. Нет-нет, у него, как у всякого джентельмена, был Бродяжий Кодекс Чести. Кодекс имел всего одну статью: красть можно только у богатых. И поправку: брать только наличность. Ибо, скажем вам по секрету, Сэм считал ниже своего достоинства возиться с кредитками и чеками, на которых к тому же (хоть это, конечно, и было второстепенно) можно легко попасться.

В то утро он, как часовой, уже стоял на самой многолюдной улице и наблюдал за потоком людей. Мимо проносились кофточки всех расветок и фасонов, но Сэма они интересовали мало. Гораздо внимательней он разглядывал туфли с узкими вздернутыми носами. За тридцать лет бродяжничества Сэм узнавал туфли в лицо - они ясно намекали на состоятельность своих хозяев и почти никогда не врали.
Когда мимо проскользнули Вздернутые Носы коричневого цвета без малейшей морщинки, Сэм понял, что нашел свою утреннюю удачу.

По мостовой шел изящный молодой человек с биржевым вестником в одной руке и дорогой сигаретой в другой. Руки белые, выхоленные в салоне - такие ни разу в жизни ничего более тяжёлого, чем пачка стодолларовых банкнот, верно, и не держали. Сэм мысленно усмехнулся: разве совершит он преступление, залезая в бездонный карман этого любимца судьбы?
Да, мужчина явно принадлежал к той категории богатых бездельников, которых видно издалека.

Когда молодой человек скрылся за ближайшим углом тридцать четвёртой, Сэм позволил себе недолго - буквально несколько секунд - помечтать. Ради этих секунд он рисковал и жил. Это была награда за отвагу и смелость. Сколько там денег? Сколько на них можно будет сносно существовать - неделю-другую или целый месяц? От самих дорогих бумажников, как ни жаль, ему приходилось немедленно избавляться в ближайшем мусорном баке.
Но перед этим была минута-другая, чтоб посмеяться над несчастным владельцем - тем, кто сумел вскарабкаться на последние ступени социальной лестницы.

Как всегда, и в этом бумажнике помимо бесчисленных визитных карточек и клубных карт почётного члена лежала аккуратно сложенная фотография. Лирическое отступление в профессии карманного вора, застывшее время... Сэм осторожно развернул клочок потрёпанной бумаги.

Что случилось в этот самый момент с нашим героем - трудно сказать. Но если бы вы могли читать мысли, то наверняка вам удалось бы составить из их хаотичной пляски, которая происходила в голове Сэма, что-то вроде: "Этого не может быть". Но, увы, и вам, и мне придётся довольствоваться лишь тем смятением чувств и эмоций, которое отразилось на его побледневшем лице.
На фотографии смеялась счастливая женщина. Вокруг полукругом стояли пятеро детей. А в середине, рядом с женой, сидел глава семейства - Сэмюель Стивенсон тридцать-лет-тому-назад.

Collapse )

горечь

(no subject)

Рынок, Узбекистан.
Подозрительного вида тощий мужчина продает пучки какой-то травы. Близоруко щурясь без очков, к нему подходит мама: "Пожалуйста, мне два укропа".
"Женщина, отойдите" - строго стреляет в ее сторну глазами тот.
"Нет, вы разве не поняли, - не сдается мама, - я хочу укропа - вот того и этого еще".
Мужик не выдерживает:
"Дама, да эта зелень не для еды! И вообще... отошли бы Вы отсюда.."

Восточный базар, Иерусалим.
Мы с отцом бродим по каменистым улицам города, узким среди прилавков и низким из-за навесов. Куча безделушек, еще больше туристов.
Шаббат, и какой-то раввин не позволяет мне сфотографироваться на фоне Стены Плача. Украдкой я делаю снимок и мне кажется, что никто не видит.

Рынок, Тель-Авив.
А арбузы-то разрезаны пополам и каждая половина завернута в полиэтилен! И этот ананас - черт, как же он на английском, бог с ним, с ивритом, - достаем блокнот и рисуем.

Базар, Баку.
Через какое-то время я понимаю, что без мужчин тут лучше не ходить. А лучше вообще не ходить и руководить из дому - по мобильнику. Фрукты и овощи, сколько хватит глаз. Пока неожиданно - совершенно - не начинаются ряды одежды и обуви. Поворачиваем и идем обратно.

Рынок, Сакраменто, США.
Безликость.

горечь

(no subject)

Вчера мама показала мне билет на самолет. А потом призналась, что после тех ужасов, которые мы с папой взахлеб осуждаем вечером (подробности авиакатастроф, о которых не сообщают в новостях), она боится летать..

Я смотрела на крошечную надпись Lufthansa и думала, что слова Boarding pass все-таки обладают какой-то притягательностью. Это опять из детства.

И еще о том, что мне бы так хотелось пристегнуть ремни и улететь.. да хоть куда-нибудь улететь.

Когда мы часто летали, я мечтала хоть разок заглянуть в кабину пилотов. А теперь я мечтаю пристегнуть ремни и привести спинку кресла в вертикальное положение.


Разве это не чудо?
горечь

(no subject)


Сегодня однозначно дохнуло летом. Потому что когда я вернулась домой, выяснилось, что сильно загорел нос. А это однозначный признак прихода лета.

Духота ужасная. Вспоминаю, как это бывает..

Открытое окно, на окне сетка - предполагается, что она спасает от комаров, но они, гады, черт знает откуда пролезают и кружат, кружат. Со двора - жуткий шум. Кумушки сидят на лавках под балконом, разговаривают во весь голос, их сопливые дети даже в темноте умудряются играть в футбол, прятки или еще во что-то. Чуть дальше мужчины играют в нарды и домино. Этот стук домино о деревянную поверхность летом меня просто преследует, как кошмарный сон, на самом деле.
Если вы сумеете представить весь этот невообразимый шум - значит, считайте, полдела сделано. Комариный звон не забыли? - то-то же.

Главный атрибут - это, конечно, жара. На улице может быть десять, одиннадцать вечера, я сижу в шортах и не могу даже положить ногу на ногу - кожа мгновенно потеет, от духоты никуда не деться.
Меня бесит ветер. Ветер тут, считай, постоянно. Начинается к 11 утра. Лежишь на пляже. Море плещет. И тут начинает мести песок. Отплевываешься, ругаешься, собираешь вещи.
К полудню ветер усиливается. Думаю, даже упоминать не стоит, что он южный. Столбик термометра в это время обычно зашкаливает за 45. Все вымирает. Выйти в это время на улицу - значит подписать смертный приговор. Попытаться выйти в джинсах, да еще - о боже! - в черных - и можно ложиться в могилу. Там хоть прохладно..
Город, повторяю, вымирает. Слышно только, как трещат шишки на соснах.

Ветер стихает около семи вечера. И опять спускается липкая духота. В это время обычно кто-нибудь приползает ко мне, мы забиваемся под кондиционер и пьем горячий чай - как ни странно, но он спасает лучше всего.
Ближе к ночи выходим. Уже можно дышать спокойно. Ага, только, кстати, куст какой-нибудь с собой не забудьте - комаров отгонять. Потому что это не комары, нет, это звери, бросающиеся на вас изо всех щелей. За удовольствие (море) надо платить...

Надо всем этим вальяжно разливается безделье.. То ли тишина этому виной, то ли... Одни и те же лица день за днем с небольшими изменениями.. Такое вот дело. А вы говорите..
Загар, рыбалка, горы, пляжи, солнце, люди, люди, люди... Лето.

  • Current Mood
    почти летнее
горечь

(no subject)

Все нижеследующее было написано "навскидку" на лекции по управлению воздушным движением. Посвящается Лайту Меделисовичу, которому я обещала подкинуть идей, а также всем, кто ищет. Список не претендует на полноту и серьезность. Хотелось бы, чтоб вы продолжили. Глядишь, и издадим мы книгу в помощь тем, кому скучно и кто считает, что сделал в этой жизни все.

Collapse )
горечь

Просто какое-то чудо

Могу от всей души сказать, что сегодня один из самых счастливых и спокойных дней за последнее время. Или это мне после недавней мясорубки так кажется?

Collapse )

А вот.. Кому интересно посмотреть моими глазами

Гуляла тут сегодня..
Один из входов в крепость
Бойницы крепостной стены
Девичья Башня (вид из города)
Девичья Башня
Вид "изнутри"
Дворики..
Море, море...
  • Current Mood
    pleased