Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

горечь

... на горе свистнет

Я никогда не понимала, что значит "бороться с раком". Бороться можно с собой, преодолевать каждодневные трудности. С раком борются медики. С раком со-существуют.

В начале февраля моя почти двухлетняя дочь в очередной раз отказалась спать днем. Я и так, и эдак ее укладывала - ни в какую! К тому моменту мой муж отсутствовал по работе около четырех недель, все из которых мы с дочерью провели вдвоем - бабушек у нас в пределах радиуса интернета нет.
Так что уложить ее спать было делом принципа. Чтоб не сойти с ума, как мне казалось, передохнуть в течение дня и выпить чай с какао.
Когда фокус не удался, я хорошенько рявкнула и даже чего-то там пустила слезу. Потом мы быстро помирились и поехали в зоопарк.
Вечером у меня заложило уши. "Дооралась", - мрачно резюмировала я.
Через день пропала чувствительность в кончиках пальцев - сначала в одном, потом в другом, потом в лице, потом на затылке.
Мужа не было, приехать он должен был в пятницу 13-го.
Во вторник я вдруг стала "уплывать". Это было перманентно пьяное состояние, потеря равновесия, вертиго. В четверг вечером я была не в состоянии приготовить себе ужин; со среды мы не выходили с дочкой на улицу.
В пятницу приехал муж и, переночевав, повез меня в больницу на томографию.
Томография "что-то показала", меня оставили на МРТ. Суббота, день Св Валентина, техника вызывали из дома...
Через полтора часа вся моя жизнь оборвалась: у меня нашли опухоль мозга.
Из одной клиники меня перевезли в другую на машине скорой помощи. Парамедик был молод и красив, как бог, красив до того, что я даже тогда умудрилась это отметить. Он мне сочувствовал - это было видно - и не лез с разговорами, хотя и сидел позади меня все тридцать минут дороги.
Вначале на меня обрушился животный страх смерти - настолько сильный, что стало трудно дышать. Я бы вышла в окно от ужаса, если б могла, но я не могла - меня надежно пристегнули к носилкам.
Потом я подумала о том, что моя дочь меня даже не вспомнит в силу возраста - и вот тут в дело вступили не только инстинкты, но и мозг, и мне захотелось выть, хотя еще минуту назад казалось, что хуже уже не будет. Еще я не могла понять - почему небо по-прежнему синее и машины вокруг едут так невозмутимо...

Это было первое, что меня поразило - топ ЖЖ продолжал писать какую-то хуйню, в почту по-прежнему приходили рассылки на магазины. За стеклянной стеной интенсивной терапии ходили совершенно здоровые люди - посетители, и многие из них смеялись, приносили на выписку шары и цветы, и я их начинала ненавидеть, что вот они такие здоровые и такие счастливые, а я после срочной операции, где мне череп, между прочим, сверлили, могу только сидеть...
Стоп, сказала я себе, вот до этого опускаться нельзя, до ненависти этой, до низменного... Тем более - и это мне стало ясно и очевидно вдруг, как день, - с ними завтра может случиться абсолютно то же самое...

А еще через две недели я стала с удовольствием читать хуйню из топа, только чтоб отвлечься, чтоб вынырнуть хоть ненадолго из этого липкого кошмара, в котором мне теперь предстояло жить каждую минуту и секунду жизни, и всей моей семье тоже. Вся эта дребедень про жопы от Миро или котят Варламова здорово отвлекают, когда ты тонешь в кромешном одиночестве и спишь по 4 часа в сутки.

Удивительно, что даже в этой ситуации ты всем и вся должна! Должна быть сильной, бороться (опять бороться), улыбаться, плакать не сметь, у тебя ребенок, у тебя муж, у тебя родители, рыбки, кошка, помидоры прокисли в холодильнике, пока ты тут прохлаждаешься по больничкам, ты просто должна - и точка, без вариантов. Хоть бы один человек написал: вой в голос, плачь, будь собой...

А потом начинают присылать ссылки на статьи. И я лично верю, что люди делают это от чистого сердца, но...
Смысл всех этих статей сводится к одному: ты говно. Ты неправильно живешь, неправильно мыслишь, неправильно чувствуешь и вообще у тебя все неправильно. Потому что у тех, кто правильно думает, живет и чувствует, такого не случается. Они живут долго и счастливо и умирают в один день. А вот тебе, говно ты эдакое, срочно надо научиться думать так и вот так, тогда ты выздоровеешь. Ах да, ну и еще ты, разумеется, должна - быть сильной, верить, ну и далее по списку, и вот тогда-а!..
Сделайте одолжение, если у ваших родственников или друзей случится терминальный рак, не шлите им подобных статей. Им, вашим родственникам и друзьям, и так тухло, без опускания головой в лужи словоблудия.

Люди резко делятся на две категории: одни начинают тебя хоронить, другие усиленно отрицают даже гипотетическую возможность смерти и отказываются это обсуждать. И те, и другие ставят в тупик. Темы для разговоров стремительно исчезают. Как результат - чудовищное одиночество и невозможность хоть с кем-то поговорить. Одни тебя уже вычеркнули, другим ты "должна (см. выше) и точка".


Резюме не будет. Будут посты по теме.
Привет. Давно меня не было.
Морячка

(no subject)

Валечка и Валентина Николаевна одновременно выскочили на кухню в семь часов утра воскресенья. Валечка встала на оборону раковины, а Валентина Николаевна - плиты. Вздохнув про себя, Валечка отметила, что Николаевне досталась более выгодная позиция...

Дело в том, что обе любили одного мужчину: Валечкиного мужа, сына Валентины Николаевны. И соперничали. О, как они соперничали! Вплоть до нашептывания на ухо Никите мерзостей друг о друге.
У Валентины Николаевны подразумевался муж, но это было не важно. Главное - спасти Никиту от этой...

Как отмечалось выше, Валечка прикипела всеми частями тела к раковине и эффектно тряхнула гривой.
- Чтобы эффектно тряхнуть головой, - едко заметила Валентина Николаевна, - вовсе не обязательно иметь что-то внутри этой головы!
Валечка топнула ножкой и гневно посмотрела на свекровь.
- А чтобы эффектно топнуть ножкой, - не сдавалась та, - нужно, чтобы эта ножка нравилась по крайней мере двум мужчинам! Чтоб, так сказать, пробудить командный дух...
- А чтобы встать в эффектную позу, - взвизгнула Валечка, - нужна просто эффектная поза! И вы в нее прекрасно встаете!

Помолчали. На кухню вышел муж Валентины Николаевны, но его никто не заметил.
- На работе грипповуха, - с надеждой сказал он. И пояснил вяло:
- Эпидемия гриппа. Болею. Болею, я сказал!
Валечка злобно намыливала тарелку. Николаевна жарила блины. Никто не реагировал.
Одновременно обе вспомнили, что забыли постирать Никиткину форму...

- Я! - орала Валечка.
- Ja! - орала Валентина Николаевна.

В самый разгар ссоры на пороге появился Никита.
- Ну я же вас просил! - вздохнул он. - Ушли обе отсюда! Я сам!

- Мы сегодня первый делом в кино? - подмигнула Николаевна, как только они остались одни.
- Не нарушать же традицию в воскресенье, - Валечка сняла фартук, сложила его вдвое и аккуратно повесила на спинку стула.

  • Current Mood
    blah blah
горечь

Мимолетное, женское

Читала с удовольствием. Думала, что развязка будет именно такой! Не удержалась и дописала.

Мы ехали в поезде: незнакомая тетка напротив, мужик с газетой и я.
Газета закрывала теткино лицо ровно наполовину. Вторая половина выглядела гротесково, будто кто-то неумело подсветил ее снизу прожектором.
- У тебя, конечно, глаза красные, как обычно, - сказала тетка.
Я вдрогнула. Мы были незнакомы.
- Черт знает что с собой делаешь. Довыпендриваешься!
"Выпендриваться" говорили подростки во дворе, когда мне было шесть лет. Устарелое словечко, между прочим.
- На голову свою посмотри. Это разве голова?
В детстве я всегда считала себя некрасивой. В юности тоже. Потом времени не осталось думать о такой ерунде. У меня в голове мозг, кстати говоря.
- Небось пропили весь вечер с друзьями. Алкаши хреновы.
Ну и пускай... Не повод беседовать об этом незнакомой теткой.
(Я отвернулась к окну.)
- Нос у тебя отцовский. И уши. И глаза.
Хорошо, что не ноги и грудь... или и они тоже? О боже.
- Носишь какие-то балахоны. Кстати, джинсы! Разве можно три с половиной года ходить в одних и тех же?!
Да просто другие сидят на мне по-дурацки. Получается, будто я бокал для вина, какие показывают в романтических фильмах. Ножки тонкие, а сверху - ого!
- На работе, небось, тебя никто не замечает.
Ага... То есть - о боже. У меня не было времени об этом думать... лет сто уже.
- Короче, несуразица, а не человек. Смотреть стыдно.
Она права. Она права. Она права. Слезы. Только этого мне хватало, я ж не плачу, да?
- Ты куда пошел? - встрепенулась тетка.
Я подпрыгнула от неожиданности. Мужик медленно отодвинул газету, перевернул страницу и снова углубился в чтение. Тетка оторвала от уха руку с мобильником, вздохнула:
- Ну и козел.
Черт...

  • Current Mood
    blah blah
елка для сказок

Кузькина Мать!

У меня никогда не было хобби. Ну вот как у остальных: собирать кораблики в стеклянных бутылках, забытые кем-то книги на лавочках городских парков, пожелтевшие по краям ноты Моцарта, оставшиеся от пра-пра...
Возможно, просто никогда ничто не интересовало всерьез. Хотя я, разумеется, предпочитаю не думать об этом, ведь когда не интересуешься - это само собой означает, что ты человек недалекий. Кому же хочется быть недалеким человеком?!

Сегодня я проснулась от стегающего окна осеннего ливня. Кстати, у нас очень поздно наступает осень... До середины ноября держатся на ветках закручивающиеся коричнево-желтые листья, а если как следует рассмотреть те, что уже опали, то под верхним слоем легко проглядывается россыпь симпатичных дружных поганок. Они здорово пахнут! Честное слово.

Так вот, сегодня я проснулась от шума дождя. Лежала, смотрела в окно на монотонное темное небо и чувствовала - надо бы к ней сходить. Давно не виделись.
Положа руку на сердце: часто ли вы навещаете людей, от которых вам ничего не нужно? Часто ли встаете утром и думаете: "А зайду-ка я!.."

А потом зазвенел комар. Перепутал времена года. Он бился о стенку где-то неподалеку и, казалось, жаловался, причитал, искал выход из комнаты и поесть его не интересовало.

Я попыталась было найти щекой прохладный кусочек подушки, чтобы отвернуться от комара с его безнадежной грустью, от холодной стенки и тревожного сна, который мне навернка снился до того, как постучал дождь, закрыть глаза и представить себе что-нибудь хорошее - например, маму или купленный на завтра кусочек торта - однако сон уже бился о стену вместе с испуганным комаром, пытаясь вырваться, и мне было слишком лениво вставать и ловить их обоих в темноте.

Так всегда. Абсолютно, бесперспективно,чудовищно всегда. Неинтересно. Чем старше становишься, тем меньше комаров желают тебя откушать.

* * *

Утром я встала, набросила свой клетчатый дождевик, взъерошила волосы и вышла в день, призрачно дрожавший в стекающих с крыш струях.

Итак, о хобби. Я, конечно, пробовала делать корабли из пенопласта и ниток, как дядя Виталика. Ну там, знаете, воткнуть по периметру гвозди, обмотать их, мачту приладить... Только получалось убожество, километры ниток тратились впустую, а папа не могу понять, куда девались гвозди из Волшебной Банки со всяким Барахлом.
Потом я пыталась лепить чертей из глины, как дядя Сергея. Но получались лишь колбаски...

Я думала обо всем этом, идя по мокрому перелеску. Вокруг было тихо и сказочно. Иначе и быть не могло, учитывая ту, что жила там.
Оранжевые деревья, продрогшие после ночного дождя, стояли неподвижно. И еще ощутимо пахло зимой.

По дороге я видела большую паутину, на которой, нанизанные, сверкали капли и сидел страшно рассерженный голодный паук.

Наконец, я выкатилась, дыша, как паровоз (пора заняться спортом!), на берег круглого озерца. В него убегали мостки, где-то там (я знала) стоит выцветший таз. Мимо, как по льду, проскользила водомерка, потерявшаяся во времени, как утренний комар. Если собрать всех, кто живет не в том месте и не в то время, появляется вечно не в том сезоне, говорит не с теми людьми - то можно написать большой интересный рассказ. Для которого у меня точно не хватит воображения.

Из домика шел дымок. Пытаясь отдышаться, я смотрела на него, облокотившись мокрым плечом о дерево. Она была там, точно-точно. Хлопотала по хозяйству. Наливала в цветастое блюдечко молоко для кошки, которой не было. Пекла блины для гостей, которые не заходили. Пыхтел чайник, просыпалась на окне герань в голубых горшках; высовывалась из ходиков кукушка, оглядываясь удивленно, будто никогда тут раньше не была, замирала на миг и вдруг, захлебываясь, начинала куковать.

Кузькина Мать!

Волшебная, чудесная, добрая, мечтательная - Кузькина Мать! Совершенно в своем мире, в своих мыслях. И - со своим хобби.

- ... Слушай, ну тебе же скучно тут одной, да? - спросила, надкусывая ажурный блинчик.
- Одной?! - она аж задохнулась от возмущения. - Я не одна! А кошка?
В углу стояло блюдечко... в общем, как обычно, я же говорила.
- Ну да, кошка. Точно.

Ее глаза смеялись, будто говорили: "Давай, давай! Веришь?"
За окном поднимался сырой туман и медленно тянулся на север.
Она вдруг сорвалась с места:
- Ветер!

Ага. Давно следовало рассказать... Это все хобби. Странные хобби странных людей.
Словом, она собирала ветер. Десятки прозрачных пакетов с самым разным ветром, отсортированные по направлениям: юго-восточный, западный, какой там еще.. Целый амбар, заваленный пакетами с сомнительным содержимым. С наивоздушнейшим содержимым на свете.
Пока я медленно соображала, она уже вошла в двери, помахивая шуршащим кульком, раскрасневшаяся от радости.
- Первосортный! Осенний туман, северное направление.
Почему каждый раз в этом доме у меня возникает ощущение, что я схожу с ума?

Мы помолчали. Она надписала пакет и сунула его за печку. Мне показалось, что с печи недовольно спрыгнула потревоженная кошка. Пора было трогаться обратно, осенью так рано темнеет.

- Ну зачем тебе это, зачем? - вдруг спросила я. Признаться, это давно уже мучило. Хотя скажу тоже - неразгаданная тайна века!
- А я.. - она перевела глаза на герань. - Я делаю оттепели, вот! Чтоб распускались подснежники! И заморозки осенью, чтоб засыпали ландыши. Кстати, ты знаешь, что я люблю цветы?
- Эта-а-а.. - промычала я тупо.
- Что значит "это"? Просто открываю пакеты с нужным ветром, он вырывается на свободу и - раз!
- С ветром одинакового... ыы... направления?
Ее глаза снова смеялись. Она наклонилась ко мне и прошептала:
- А тебя никогда не интересовало, как могли бы иначе помещаться все эти ветра в моем амбаре?

Ну конечно. Все верно. Ветра в амбаре. Ничего чудесного, в конце-то концов.
Перед уходом она сунула мне в руку пакет без подписи. Подмигнула: дома, мол, поймешь.

... А уже в городе, проходя через притихший парк, ожидающий чего-то важного, я вдруг увидела на скамейке позабытую кем-то книгу. Первый раз в жизни, между прочим.

- Странно, - сказала мама, пришедшая вечером с работы, - на улице падает первый снег, а дома весна и пахнет фиалками.
- Действительно странно, - ответила я, переворачивая страницу.

горечь

Нестерва!

У Таньки в трее мигнул конвертик айсикью - сообщение, значит, пришло. От неизвестного пользователя.
- Ты нарочно отбиваешь моего парня! - заявило сообщение. - Я все знаю! Ты ему звонишь, пишешь и снишься! Причем, заметь, нарочно.
Танька - спокойная девочка лет семнадцати - даже вздрогнула от неожиданности.
- Я не... - хотела было ответить она, но не успела.
- Не перебивай! - заявило сообщение. - Я наперед знаю все, что ты скажешь! Вот коза! Что за поколение!
На диване у окна бабушка с дедом резались в карты.
- Что показывают по компьютеру сегодня? - тревожно спросил дед, заметив Танькин затравленный взгляд.
- То же, что и обычно, - отреагировала бабушка, опередив Таню, и легким движением скинула карту под стол. - Все трахаются и трахаются, как столяр с доской, спасу от них никакого нет. Козлы. То есть кролики, конечно.
Дед заерзал на стуле и погрзился в длительные размышления.
- Вы, наверное, ошибаетесь, - написала Танька, наконец. - Я ученица первого курса. Я никого не отбиваю и уж наверняка никому не снюсь. Представляете, каким маньяком надо быть, чтоб видеть меня во сне?
- Я все знаю! - бессмысленно моргало сообщение. - Он сам показывал мне твои фотографии, когда я влезла к нему в почтовый ящик. Стерва такая!
Это было так приятно - тихую отличницу Таньку из семнадцатой квартиры вдруг назвали стервой! Она приосанилась, повела глазами направо и налево вверх, потом более уверенно написала:
- Ну и что тако-о-ого?
Три раза повторившееся "о" через дефис должно было означать пренебрежительную интонацию искушенной женщины.
Дед проигрался вдрызг, протянул бабке деньги и снова раздал карты. Видно было, что его что-то мучает.
- Никак не пойму, - сконфуженно заявил он. - А столяр с доской - это как?
- Это как в Тырнете, - оперативно заявила бабка, помусолила карту и шмякнула ее о стол, будто в домино играла.
Дед ошарашенно впал в длительную несознанку и в комнате ненадолго воцарилась обманчивая тишина.
- Ты признаешься! - истерично взвизгнуло сообщение. - Я так и знала! Ты с ним наверняка еще и спала!
Таня почувствовала, что все семнадцать лет ее жизни, похожих друг на друга, прошли не зря. Совсем не зря прошли! Если разобраться, то жить - это чертовски приятная вещь, особенно по осени.
- Спала, - радостно подтвердила она, пьянея от собственной раскованности и смелости. - Даже два.. нет, три раза спала. И четвертый немножечко.
Дед вдруг тряхнул головой и громко запел:
- Девки в озере купались, ХТО резиновый нашли?!
Бабка воспользовалась моментом и бросила под стол пиковую шестерку.
- Я тебя убью. - Мрачно заявило сообщение. - Поймаю в подъезде и убью. Три раза и четвертый немножечко.
Таньке показалось очень романтичным умереть стервой во имя неизвестной любви.
- Шах, - заявила бабка и кинула на стол веер козырей.
- Мат, - возразил дед и развернул веер точно такой же.
Некоторое время они смотрели друг на друга, потом плюнули и достали обе колоды из-под стола.
- Столяр хренов, - смачно заявила бабка. И почему-то подмигнула.
- Согласная я! - капс локом написала Танька. - Я живу на Строительной, сорок три. Индекс нужен?
- Строительной? - подозрительно переспросило сообщение. - Точно?
Тревожное предчувствие разлилось в воздухе.
- Я, наверное, не туда попала, простите, - пробормотало сообщение. - Всего хорошего. И это... еще раз простите.

Все так же за окном светило солнце. Все так же пел дед, а бабка визгливо прибавляла:
- ХТО резиновый нашли?! - и смеялась.
А у Таньки почему-то очень испортилось настроение. Вот прямо совсем.

горечь

О том, как я знакомилась

Недавно я подумала, что дозрела до этого. Доросла. Докатилась. Да что и говорить...
(Хор: она пошла на сайты знакомств! Представляете?!)

Но сначала о том, что довело меня до этого состояния, честно и откровенно.
Несколько месяцев я маялась и ныла, что этот жж себя исчерпал. Не мой конкретный жж, а вообше LiveJournal в целом. Он сделал трехгодичный оборот вокруг солнца и теперь, казалось бы, скользил по накатанным рельсам, по пути обрастая кучей каких-то сторонних сайтов, без которых мы и раньше спокойно жили и дружжили.
(Хор: просто тогда мы были молоды и талантливы, а теперь... Представляете?!)

Я решила, что пришла пора откровенных действий. Каких-то новых любовей и увлечений что ли... Захотелось приезжать домой и находить в ящике хотя бы записки какие-то, да что там - строчки!
Для этого срочно потребовались, как ни странно, друзья по переписке. При этом мне почему-то подумалось, что русского языка уже недостаточно, надо бы подключать другие диалекты. Не спрашивайте - почему.
(Хор: не спрашивайте ее - почему! У нее есть коллега, которая такие потуги называет "херня-мерня". И она права!)

Первым делом в поисках друзей по переписке я вломилась на сайты знакомств. Это сейчас я вам в качестве эксперта могу сказать, что на сайтах знакомств не найти друзей! Там сборище бывших партизанов и нынешних куртизанов, но никак не penpals. Эти партизаны сидят в засаде и обрушиваются на вас десятками писем о том, как вы им нравитесь вот прямо вот такая вся, как есть, шрифтом на экране, Arial двенадцатым кеглем. В этом, конечно, что-то присутствует. Романтика! - которая тут же обламывается на корню при следующем предложении в качестве постскриптума: "Приложи свою фотографию!". Желательно без верха, без низа и без лица. Мы ж не глаза любим, в конце концов.
А за грудь.

В общем, бежала я оттуда, как от чумы. Хорошо еще, что догадалась завести себе отдельный почтовый ящик для сомнительных знакомств.
А ведь воображение рисовало мне, черт возьми, сцены из фильма "Вы получили почту" - это где воздушная, як зефир, Мэг Райан пишет кудрявому Тому Хэнксу обо всем на свете. Только фотографии они друг другу не посылают, а просто общаются, потому что им этого достаточно. И мне было бы тоже.
(Хор, обиженно: ну и дура.)

Через какое-то время мне пришло, наконец, в голову погуглить специализированные сайты, где не реальных встреч ищут, а полсов этих, пенов. Правда, я все удивлялась, почему в трех из каждых четырех объявлений приписки большими буквами: "Африку просьба не беспокоить! Я не женюсь на вас, не пошлю денег и не оформлю гражданство!".

Безусловно интересным оказался Interpals.net - через пятнадцать минут после опубликования объявления ("Я, оттуда, работаю, люблю, занимаюсь, увлекаюсь, маюсь) ко мне повалили африканские наши братья (истина оказалась где-то рядом). Первая половина из них жаждала воссоединиться со мной в эпистолярном экстазе, вторая половина прозрачно намекала, что они все сплошь пилоты и авиадиспетчеры.
Вот, оказывается, оно как! Африка - это кузница авиаспециалистов, а вы говорите - Америка, Европа! Да там диспетчеров этих - как у нас грязи!
Правда, диспетчеры куда-то исчезали после моих нескольких оживленно-радостных вопросов по предмету беседы, но их можно понять - работа-то стрессовая, нервы, спиртное, до переписки ли тут...

Я изменила свое объявление. Теперь я в самом начале приписала, что хочу общаться только с европейцами. Приобщилась, как говорится, к большинству.
(Хор: и считайте ее кем хотите!)
Африканцы почти исчезли, пошли турки. Оказывается, Турция - это сердце Европы. (Как многое я узнала за эти недели!) Турки говорили, что они очень ценят простор русской души и русскую же водку. Я даже обиделась - можно подумать, со мной больше не о чем поговорить, кроме как о самолетах, о душе и водке. Я как же вертолеты и вино?!

Одним из самых интересных сайтов оказался Language Exchange - советую посетить, не пожалеете. Сайт специализируется на том, что объединяет людей, желающих выучить язык другой страны. Очень много желающих "gawarit русский", ваш талант преподавателя не пропадет даром. Свое объявление вы можете опубликовать совершенно бесплатно, правда, для того, чтобы написать желаемому объекту, придется заплатить шесть долларов. Но остановит ли это нас, прирожденных учителей! Если решите рискнуть, то бросьте мне в комменты ссылку на объект, записку, и я отошлю от вашего имени. Правда, имейте ввиду, что мои полномоия не бесконечны - я проплатила аккаунт до 28 мая.

Самое интересное, что я действительно нашла троих потрясающе интересных людей. Двое австралийцев откликнулись на объявление, а один немец был выловлен мною из желающих почувствовать на себе мой преподавательский талант, который давно уже требует реализации.

Самое интересное номер два: если вы думаете, что хорошо говорите на энном языке, то окажется, что его все равно не достаточно, чтобы поддерживать активную беседу с биохимиком, занимающимся протеинами.
(Хор, ехидно: а она-то думала!)

Теперь я сижу, обложившись словарями и грамматическими справочниками, и по два с половиной часа пишу письма каждому из трех Очень Интересных Людей. С немцем легче, я подозреваю, что со словарем сидит он сам, причем с русско-немецко-английским. Австралийцы литературно подкованы, к тому же говорят на своем родном, и это страшное дело.
Письмо обычно на пару страниц. Потом мне приходят три ответа на те же пару страниц, я хватаюсь за голову и начинаю бегать по комнате в ужасе.
Писать письма - это, оказывается, работа. А писать незнакомым людям, которые появились вот так из ниоткуда - работа вдвойне.
(Хор: ну в общем.... вы представляете!)

Мне вот жутко интересно знать, а кто-нибудь из вас находил каких-нибудь друзей с сайтов знакомств? И что вы с ними потом сделали?

  • Current Mood
    blah blah
laugh, Gaz

Топик из форума

А правда ли, что сперматазоиды выбираются из презерватива?!

Озадаченный:
Я в шоке... Неужели это правда?
Девушка, после занятий сексом, требует их завязывать, что бы они не выбрались и не совершили свою миссию. Я, конечно, понимаю, что они у меня живучие, но не настолько, что выбравшись из презика забраться на кровать и по простыне туда заползти. Я сначала не поверил, не стал завязывать его, но она это сделала сама...
Не знаю, что мне теперь делать, ведь раньше я их не завязывал.

Как?! Ты не знал?! Они же прогрызают презерватив, вылазят на волю и плодятся, плодятся!!!! Полчища вырвавшихся на волю сперматозоидов сносят все на своем пути!!! И нет от них спасения!
А классный сюжет для нового блокбастера!

Слушайте, ну, неужели взрослый человек может быть настолько наивен? Ну, не ползают сперматозоиды по простыням, нету у них ножек! Они предпочитают более влажную среду для осуществления своих коварных замыслов!

Озадаченный:
Что вы смеётесь, я серьёзно!
Девушка все 7 использованных презерватива завязала собственноручно.
Она даже настояла на том, что бы она у стенки легла, так как у меня тело волосатое и они могли бы там заблудиться, если вдруг вылезли бы!

О боже.
Так их, гадов. Завязали в презервативе, и в кипяток, в кипяток.
Можно в кислоту.
А если вдруг по полу побежит - топтать его, топтать.
Кстати, автор. А откуда они у вас собссно ночью-то вылазят вдруг??
Очень интересно.
Collapse )

  • Current Mood
    blah blah
горечь

Баллада об одиночестве

Он подстерегал меня повсюду, где только мог: за углом длинного мрачного учреждения, где я тогда работала, в подъезде, в булочной, вывеска которой по ночам бликовала как полоски на форме дорожного патруля...
Он появлялся и тут же начинал хныкать. Неопределенный такой, худой и нескладный, длинный, как циркуль, а по глазам и по фамилии не разберешь - то ли еврей, то ли немец, то ли Вайсман, то ли Виннерманн. Словом, совершенно несуразный.

Мой персонаж.

Я все никак не могла его приткнуть ни в один рассказ. В сущности, он был всего лишь производственным отходом, как многие другие неописанные персонажи, навсегда помирающие в черновиках; только этот был чрезвычайно наглый, слишком приставучий, жалкий. Я его уже почти ненавидела.

Дома творилось чер-те что. Этот бардак сто лет никто не убирал! Под потолком с отрешенным взглядом висела Муза и держала в руках пулеметную ленту сосисок из холодильника. Ее лира валялась на моем письменном столе. Не знаю, почему Муза так любила сосиски. Стоило вырвать их у нее из рук, как через минуту она с меланхоличным видом проплывала над головой и снова открывала холодильник.
Моя Муза была неразговорчива. Наверное, именно поэтому ни один журнал не принимал моих рукописей...

А прямо у порога я чуть было не вляпалась в кучу Вдохновения. Куча подозрительно что-то напоминала! Она постоянно перемещалась по квартире и норовила броситься под ноги как истосковавшийся по ласке котенок.
Я пнула ее ногой. Несильно конечно. Вдохновение зашевелилось, вздохнуло, отползло подальше и снова застыло в той же своей непривлекательной массе.

А вот лужу Сюжетов я по усталости не заметила и растянулась на коридорном линолиуме. Лужа обрадовалась и, судя по всему, приготовилась течь.

Я лежала в холодном коридоре своей одинокой квартиры и неистово жалела себя. Это было так безумно приятно, будто кто-то посторонний сидел рядом, гладил меня по голове и говорил: "Ах ты бедная... Устала, да? Они все тебе надоели, да? Бедная..."
Потом снова появился он - персонаж, подал руку, помог подняться и затянул свою привычную песню:
- Ну напиши про меня-а-а...

А в гостиной у меня во всех углах сидели Идеи. Они хихикали, подмигивали и иногда тяжело шлепались вниз. Намекали! Хотели, чтоб именно их я сегодня оживила.
Collapse )

горечь

Женечка

(Есть такие рассказы, прочитав которые невольно думаешь: "И почему не мой?!")

Они дружили с детства. Сидели за одной партой, рядом стояли на линейке возле знамени школы и отдавали пионерский салют - крупная девочка Мария и маленькая, вся в кудряшках Соня. Потом жизнь, как водится, развела, разбросала. Лет через пятнадцать случайно встретились в метро, обрадовались, разговорились. Час, наверное, целый болтали на "Маяковке", перекрикивая шум поездов, по-прежнему крупная, представительная Мария и худенькая, нервная Сонечка. Обе при мужьях, при детях, при надежной специальности. После этой неожиданной встречи стали часто перезваниваться. Раза три-четыре в год пересекались, просто так пройтись по центру, поболтать, кофейку выпить где-нибудь на людях. Так прошло еще лет десять. Мужья, и без того достаточно эфемерные, растворились окончательно в пространстве Москвы, дети выросли и жили своей, совершенно неправильной жизнью. Мария еще больше отяжелела, расползлась, а Соня вроде как законсервировалась, по-прежнему суетливо встряхивала слегка поредевшими кудряшками и кокетливо щурила глазки в мелких морщинках, плакала, смеялась.

- Надо с кем-нибудь познакомиться, - страстно говорила Соня, - я просто больше не могу, мне нужен мужчина, нужна любовь, свихнуться можно...

Мария тоскливо кивала, ей тоже нужен был мужчина. Правда, у нее был Гриша-художник, старый друг, рисовал на Арбате. Но Гриша ничего не зарабатывал, сильно пил, тянул с Марии деньги, хамил, и Мария подозревала, что у Гриши еще кто-то есть, так как в постель с Марией он вовсе не стремился, а если уж и случалось, то Гриша мало чего мог.

- Давай с кем-нибудь познакомимся, - не унималась Соня, - мы же симпатичные, помнишь, к нам постоянно клеились придурки разные, неужели ни с кем не познакомимся...

Подруги бродили по Тверской, подолгу сидели возле Пушкина, бросая украдкой взгляды на подходящих "придурков", но почему-то, как назло, никто на них даже не смотрел. Однажды, набравшись смелости, отправились в ночной клуб, широко разрекламированный телевидением. Но в клуб их даже не пустили. Охранник переглянулся с мужчиной на контроле и сказал, что мест нет, все забито. При этом какие-то нахальные молодые парочки и отдельные девицы беспрепятственно проходили в гремящую музыкой темноту.

Однажды Мария познакомила Сонечку с Гришей. Нарядные и возбужденно-веселые, они купили бутылку водки, сосисок и поднялись на Гришин чердак, пропахший скипидаром и пылью, пляшущей в солнечных весенних лучах из незанавешенных окошек. Пузатый, небритый, неряшливый Гриша откровенно обрадовался водке и почти целиком сам ее и выпил. После водки с сосисками пошли гулять по бульварам. Развеселившийся было Гриша замолчал и все больше мрачнел и темнел лицом. "Как они любовью-то занимаются? Такие толстые оба", - думала Сонечка. Нагулявшись, решили вернуться к Грише в мастерскую. Гриша потребовал еще бутылку. Мария возмутилась: "К тебе дамы в гости пришли, мог бы сам угостить чем-нибудь".

- Чего, дамы, - хамски осклабился Гриша, - тут такие девчонки кругом ходят, а я с вами старыми каракатицами тусуюсь. Он картинно отошел на два шага и гнусно захохотал. Мария с Соней стояли как оплеванные, глядя в спину удаляющегося Гриши. Мария криво усмехалась, ей было стыдно перед Соней за такого своего Гришу. Сонечка же, не стесняясь прохожих, некрасиво разинула рот и разрыдалась.

Бутылку они все же купили и выпили ее вдвоем дома у Сони. По кабельному телевидению крутили похабнейшую порнуху.

- Я знаю, что надо делать! - воскликнула пьяненькая Соня. - Надо купить искусственный член!

- Спятила? - поинтересовалась Мария. Она грузно сидела в продавленном кресле и не отрываясь смотрела на разнообразнейшие члены и задницы, мелькающие на экране.

- Почему спятила, - не сдавалась Сонечка, - я читала, многие покупают. С утра пойдем и купим.

Мария задумалась.

- А как будем покупать? Ты представляешь, что про нас подумают, пришли две тетки в интим-салон и покупают резиновый член, я со стыда сгорю. Да и дорогие они, я слышала, у меня денег не хватит.

Но Соня уже все решила.

- Скинемся, купим один на двоих, сделаем вид, что в подарок покупаем, ради шутки. Ты, главное, стой рядом и молчи, я сама буду говорить что надо. ...А жить он будет неделю у меня, неделю у тебя.

- Кто жить? - тупо переспросила Мария, с трудом вникая в Сонино щебетание.

- Кто? Кто? - разозлилась Соня. - Х... в пальто... в резиновом. Давай, ложись спать, а с утра, решено, идем и покупаем.

Мария проснулась вся разбитая, то ли с похмелья, то ли после сна на непривычной и неудобной Сониной раскладушке. Зато Соня - ранняя пташка - носилась по квартире, прихорашиваясь, беспрерывно болтая, хохоча и напевая. Мария опомниться не успела, как ее заставили умыться, одеться, напоили чаем и потащили в интим-салон.

И вот покупка все же состоялась. Мария морщилась и махала рукой на Сонины многословные объяснения, почему первую неделю "он" должен быть у нее, у Сони. Окончательно обалдевшая Мария наконец-то распрощалась с подругой и поехала домой досыпать, отдыхать. А Соня понесла покупку домой.

Она аккуратно распаковала красивую коробку, положила приобретение на стол и стала разглядывать. "Он" был теплого кремово-розового цвета, с легким, изящным изгибом. Все мастерски выполненные складочки и жилочки на резиновой коже лучились дружелюбием и симпатией. Соня заулыбалась, - какой он привлекательный, - и вдруг поняла, что зовут его Женечкой, и он ее Соню безумно желает.

Всю неделю Соня с Женечкой не расставалась. А в субботу - хочешь - не хочешь -аккуратно завернула в большой носовой платок, положила в пакет и понесла отдавать Марии. Мария слегка удивилась, увидев Соню заметно похорошевшей, с загадочным, неуловимым блеском в глазах. Но Соня разговаривать не захотела, сунула ей пакет и быстро ушла. Еще через неделю Соня издалека увидела Марию на станции, где они договорились встретиться. Мария стояла монументальная и величественная, как памятник архитектуры, а в руках у нее был пакет, в котором Соня с болью в сердце угадывала очертания Женечки. Она опять не стала разговаривать, забрала у Марии пакет и исчезла.

Соня шла домой, ожесточенно стуча каблучками. Время от времени она злобно пинала Женечку коленкой. Дома повесила пакет на вешалку в прихожей, приговаривая: "Сволочь, такой же, как все, ну какая сволочь, ему все равно с кем, со мной или с этой коровой ... сволочь, сволочь, сволочь..." Соня пыталась забыться, заниматься обыденными домашними делами, но иногда выходила в прихожую, бросала мстительный взгляд на пакет: "Ничего, пусть помучается, ему полезно, пусть померзнет, гад, по морде бы ему надавать, по лживой харе". Спать она легла одна, красиво раскинувшись на подушках, иногда похлопывая себя по намазанному кремом личику. Женечка так и висел в прихожей, молча виновато страдая. Соня проворочалась в постели часов до двух ночи. Потом, наконец, не выдержала, вскочила, сдернула пакет с вешалки, достала Женечку и грубо бросила на подушку. Вид у него был несчастный и измученный, он вроде даже уменьшился в размерах. Но Соня неумолимо повернулась к нему спиной и даже не накрыла одеялом. Утром Соня разлепила глаза. С соседней подушки по-прежнему виновато, но с любовью и нежностью на нее смотрел Женечка. Соня нахмурилась было сказала с укором: "Что подлизываешься? Я всю неделю глаз не сомкнула, а ты там..." Голос ее сорвался, она всхлипнула и разрыдалась, целуя и прижимая к груди своего Женечку.

Через неделю Соня опять встречалась с Марией, в их любимом кафе, где раньше они подолгу болтали и смеялись за чашкой кофе с пирожками. Хмурая Соня даже не присела, злобно зыркнула на опешившую Марию, достала пачку денег, бросила на стол перед бывшей подругой и скрипучим от ненависти голосом отчеканила: "Женя остается у меня!"


Нина Шурупова

горечь

"Я, конечно, вернусь, не пройдет и полгода".

Уважаемые френды,

я закрываю дневник на неопределенное время.
Тем, кому этого достаточно, могут сразу меня вычеркивать. Как говорила героиня Алексина, "это можно понять". Она всегда все понимала..

Ну а причины - они банальны. А от банальностей всегда, знаете ли, хочется биться головой о стену. Методично так, си-и-ильн-а-а.

Collapse )